Обязанности жены

Категория: Как найти вторую половинку 
Март 15th, 2011

Священное Писание в первую обязанность жене поставляет любить мужа. Заповедь Господня вменяет нам в обязанность любить ближнего, т.е. всякого человека. Исполнение этой заповеди совершается через тех, кто рядом с тобою; если ты их начинаешь любить, тогда, постепенно умножаясь в этой любви, ты можешь любить всех. Поэтому заповедь не начинается с большого, когда сразу поставляется тебе требование любить всех, заповедь начинается с малого.
В противоположность этому в советский период было провозглашено общественное выше личного, а вместе с тем, служение всем выше любви к одному человеку.
Божественный закон ведет от реальной любви к конкретному человеку, к умножению этой любви до больших масштабов. Советский путь вел по-другому – служи ради всех, и от этого будут иметь и ближние твои. Неудивительно, что при такой постановке дела первым следствием явилось разрушение семьи. “Служи всем и от этого достанется ближнему твоему” — прямо направлено против устоев семьи. Четыре поколения людей, бросая ближних и семью, неслись служить всем. В этом служении не требовалось близкого обращения с человеком. Служить всем можно было, не любя ближних — любя работу, дело, любя коллектив. При этом требовалась преданность не ближнему, а коллективу, верность идее, а не Богу, уверенность в себе безо всякой нужды в Боге.
Человек служил всем продуктами своего труда. Построй ГЭС — и ты через это послужишь людям, ты доставишь им свет! Одно дело, когда человек трудится из любви к родным, к близким, и из чувства долга перед конкретным человеком простирается в чувство долга перед Отчизной, и поэтому строит ГЭС. Совсем другое, когда он ради идеи, например, ради социализма, идет служить всем, атеизмом уже отказав себе в возможности духовной жизни, а всем последующим служением идее все дальше, из поколения в поколение, отлагается от нравственного чувства ближнего и вслед за этим – от чувства каждого отдельного человека.
Пафос общественного строительства – это был пафос героев комсомольских строек, строительства самого социализма, коммунизма, как некоего создания условий сразу и для всех. Это — дух самонадеянного увлечения делом, внутри которого остывает, оскудевает отношение к живому человеку. Человеческое сердце обращается к идее, делу и предмету труда, – к целине, БАМу, к строительству города, а отсюда — к цементу, металлу, дереву, – и далее ко всему вещественному материальному богатству, которое человек начинает созидать как земное благо, все более отвращаясь от конкретного человека.
Неудивительно, что женщина, придя в дом и семью в звании жены, реально остается за пределами семьи. Какая женщина была превозносима в советский период? Прежде всего: общественный деятель, комсомолка, профсоюзный деятель, депутат. Во-вторых, ревностно пребывающая на работе, учительница, которая с утра до вечера остается в школе; директор фабрики, отдающая себя производству и коллективу; ткачиха, работающая по 7-8 часов шесть дней в неделю, и при этом как-то еще умудряющаяся оставаться женой мужу и мамой детям. Но дети уже помеха, поэтому их не более трех, потом не более двух, теперь один. На первое место поставлено общественное служение. Как много людей последовали стопами ветхозаветного первосвященника Илии, который, будучи священнослужителем, делал то же самое. Он всего себя отдал общественному служению, при этом вырастил злохудожных сыновей. Ответ Божий на этот прообраз будущего социалистического общества был самый ужасный — первосвященник наказывается смертью.

Семья есть первейшее благословение Божие, c нее начинается исполнение заповедей Господних. Именно в семье полагается основание всем заповедям. Всякая же семья начинается с мужа и жены. Посему крепость и сила семьи начинается с исполнения обязанностей супругов. Если ты семьянин, но христианских обязанностей как супруг (или супруга) не исполняешь, наверняка ты не исполняешь основных заповедей Божиих. При этом, всякое оправдание неисполнения этих обязанностей окажется все тем же социалистическим или общественным сознанием, с которым ты вошел в христианскую семью. По большому счету, в тебе ничего христианского нет, ты словами исповедуешь христианство, но делами своими ты продолжаешь быть тем же самым советским человеком, который общественное благо ставит превыше семейного. Отсюда обязанности по отношению к обществу для тебя стоят выше, чем обязанности по отношению к семье. Самоуверенно-рассудочное и страстно-эмоциональное в таком человеке доминирует над добродетельными силами его души. Только вера, разум и совесть подвигают человека к нравственному чувству, когда он начинает слышать чувство долга перед женою, мужем, перед детьми, перед родителями. Не сразу приходит в семью любовь, которую Бог заповедал человеку. Прежде нужно исполнить все то, в чем мы должники. Ты не отдал долга, а говоришь, что любишь. Где же тогда твоя любовь, если она первичного действия не сделала? Ты обидел, не примирился, а говоришь, что любишь. Это лицемерие, ибо истинная любовь прежде исполнит долг перед ближним.
Но ты теперь выполняешь все долги, а почитания у тебя нет. Долги исполняешь, а почитания не имеешь. Как же ты говоришь, что любишь? Не может быть у тебя никакой любви, если не чтишь ближнего своего. Отдавая долг ты открываешь в себе способность к почитанию, и тогда, вслед за этим, откроется способность самой любви. Более того, ты увидишь, что именно любовь, подвигая эти первые две силы, сначала нравственную – чувство долга, потом почитание, открывается сама.
Наставляя Тита, Апостол Павел пишет: “Говори то, что сообразно со здравым учением, чтобы старицы учили добру, чтобы научали молодых своих жен любить своих мужей” (Тит 2,1,3-4). Но ведь учить добру можно только от добра, если ты хочешь учить реально, а не просто передать некий словесный образ любви, если ты реально хочешь учить добру, то делать это можно только живою силою души, пробуждая в другом подобную же живую силу. Поэтому жена-христианка любит мужа не по причине того, что она очень идейная, увлеклась сначала идеей коммунизма, социализма, а теперь живет идеей христианства. В идее социализма ничего не сказано о любви к мужу, там есть идея создать семью — «ячейку общества», которая будет заниматься общим делом – созидать подобие рая на Земле, и поэтому ценность отдельной семьи упала. Она стала временным и отживающим явлением. Вместе с ней стали ненужными все нравственные ценности, которыми хранится семья. В цене поднялась жизнь по способностям, по эмоциональности, по духу гордости и тщеславия. С провозглашением прогресса, праздности и внецерковной культуры открылась свобода всем страстям. Женщина, вместо любви к мужу, полюбила свои страсти. Теперь она предается страстям, и мужа восприемлет как обслуживающего ее страсти. В отношении детей это начинает приобретать фантастические размеры.
Что обязан делать муж, обслуживающий страсти жены? Одна жена требует – одень, обуй и накорми.
— Мне не нужна твоя кроликовая шуба. Смотри, все нормальные люди уже давно одеты в норковые шубы, а я до сих пор в кроликовой.
Проходит какое-то время, она вновь недовольна:
— Сколько можно ходить в норковой шубе, когда все уже в собольих гуляют, пора уже соболью и мне.
— Что ты меня кормишь красной икрой, хочу черную.
В такой семье он — обслуживающий. Она же с требованием, да еще с характером:
— Что ты за муж, если не можешь меня одеть, не можешь накормить, не можешь меня на Мерседесе отвезти в театр, а возишь в общественном транспорте.
Другая жена полагает, что муж должен вывести ее в высшее сословие. У нее великосветские замашки, и поэтому муж ей нужен для того, чтобы она была первой дамой света.
— Ты до сих пор ходишь в заместителях! Сколько можно тебя терпеть такого? Смотри, этот уже директор, а этот управляющий банка, а тот – министр! Ты же все меня таскаешь женой заместителя, я не собираюсь быть женой заместителя. Вот тебе задача: в три года если не будешь, по меньшей мере, генеральным директором, я найду себе другого…

И это на полном серьезе. Она “пилит“ его изо дня в день, все время недовольна им, требует от него. И удивительно вот что: ведь муж, в конечном итоге, сделается генеральным директором, потому что он любит свою жену, и ее запроса вполне достаточно, чтобы разгорячить его до такой степени, чтобы он всех обошел и стал генеральным директором. Среди руководителей нашего государства мы имеем некоторых мужей, которые стали таковыми благодаря женам. В народе сложилась поговорка: “Имей жену разумную, она тебя выведет в люди“. Действительно, дар, который дан жене быть разумною, используют для того, чтобы подсказывать мужу, как ему быть. Дар тактического разумения, чувство сиюминутной ситуации, свойственные жене, могут сослужить незаменимую службу мужу, умеющему советоваться с женой. Даровитая жена настолько точно контролирует ситуацию, настолько точно руководит мужем, что он, выполняя ее советы, действительно побеждает всех своих соперников. Недаром в сказках именно жена, называемая премудрою, руководит успехами мужа. Опять же мы видим, что дар разумения ныне Бог даровал женщине, и теперь важно, как она его использует. Действительно, если жена верует и любит, значит, ищет добродетелей, то, будучи разумной, направит мужа к совершению и исполнению дела спасения. Поэтому, как одна разумная жена управила своего мужа в правители, так другая разумная жена управила своего мужа по пути праведности и благочестия.
Кстати, муж, действительно любящий свою жену, способен увидеть реальное своей жены. Не видеть разум жены он не может, потому любящий муж чтит свою жену за ее разумение и в событиях жизни и даже своего служения, прибегает к ее помощи. Так жена восполняет мужа. “Разумная жена – от Господа” (Притч. 19, 14). “Кто нашел добрую жену, тот нашел благо, и получил благодать от Господа” (Притч. 18, 23). В этом отчасти совершается единение Адама с женою, т.к. при сотворении жены он как бы потерял часть себя самого. Господь вынул ребро Адама и сотворил из него жену. Таким образом, Адам реально потерял какую-то свою часть. Эта часть, а значит, способность, Божий дар перешел к жене и теперь принадлежит ей, этим даром жена бывает ему действительно помощницею, когда восстанавливает ту часть, которой не достает мужу. Поэтому любящие мужья ценят это свойство разумения в своих женах. Они берегут их, радеют о них, хранят от всякого злохудожества их характеры. Жена, пребывая в таком любящем и властном руководстве мужа (любящем – значит, властном, т.е. власть любви совершающем), невольно обретается в своих естественных дарованиях души, которые есть дарования любви. Начинаются они с чувства долга по отношению к мужу, затем все более умножаются в чувстве почитания мужа и, наконец, раскрываются в чувстве любви. “Счастлив муж доброй жены, жена добродетельная радует своего мужа” (Сир. 26, 1-2). “Добродетельная жена – венец для мужа своего” (Притч. 12, 4). “Кто найдет добродетельную жену? Цена ее выше жемчугов. Она воздает ему добром, а не злом, во все дни жизни своей” (Притч. 31; 10,12). “Благонравная жена приобретает славу мужу” (Притч. 11,16).
Вторая обязанность жены — почитать мужа, уважать его. В послании к Ефесянам Апостол Павел говорит: “Жена да боится своего мужа” (Еф. 5; 33). Почитание – это благоговение перед большим. А благоговение – это страх, исполненный любовью. Поэтому благоговение перед большим есть почитание жены.
Третья обязанность – быть ему верной. Верность из чувства долга исходит. На Руси говорили: честь девицы в ее чистоте, честь жены — в верности. Верная жена чтит мужа своего. Он совершил мерзость, а она все равно чтит его как мужа. Невольно муж начинает чтить ее в ответ, теперь уже не только за верность, но и за почитание. Почитанием она покрывает его злохудожества. Один раз покрывает, второй, третий… невозможно не услышать ее почитающего обращения. Невольно начинаешь чтить ответно. А внутри почитания начинает слышаться любовь. Так постепенно от жены мудрой муж все большее обретает достояние свое.

Если семья разваливается, это значит, там глупая жена или, что еще хуже, жена вздорная. Наказание Господне — жена злая, сварливая. Если это наказание Господне, то она будет сварливая до тех пор, пока ты не переменишься. Конечно, в этом смысле всякое наказание всегда спасительно, но упаси Бог иметь сварливую жену.
“Горько было матери Григория Богослова, блаженной Нонне, пламенной христианке, видеть, как муж ея, вместо истиннаго Бога, чтит бездушныя твари и кланяется огню и светильникам. Но к чести ея должно сказать, тяжело было только сначала. Нонна была женщина мудрая и волей сильная, и скоро нашла выход из тяжелого положения, и худого мужа сделала добрым и из него, язычника, сделал также примерного и святого христианина. Каким же образом она достигла этого? Нонна день и ночь припадала к Богу, в посте и со многими слезами просила у Него даровать спасение главе ея, неутомимо действовала на мужа, стараясь приобресть его различными способами: убеждениями, услугами, а более всего, своею жизнию и пламенною ревностию о благочестии, чем всего сильнее склоняется и смягчается сердце, добровольно давая вести себя к добродетели. Ей надобно было, как воде, пробивать камень беспрерывным падением капли, от времени ожидать успеха в том, о чем старалась, как и оправдало последствие. Рассудок мужа стал мало-помалу исцеляться, а Господь стал его еще привлекать к себе и сонными видениями. Раз мужу Нонны представилось, будто бы он поет следующий стих Давида: “Возвеселихся о рекших мне: в дом Господень пойдем” (Пс. 121, 1), – пение небывалое, – а вместе с пением явилось и желание. Когда услышала об этом Нонна, то, пользуясь временем, объяснила видение в самую добрую сторону и ускорила дело спасения мужа, дабы не помешало что-нибудь призванию и не расстроило того, о чем столько старалась. В то время в Никею собралось множество архиереев, и муж Нонны предал себя Богу и проповедникам истины и искал у них помощи для спасения. Он сделался христианином, глубоко понял звание христианина, посвящен был во священники и с этих пор весь предался делам нового звания. Итак, вот вам пример, жены несчастные! Подражайте св. Нонне, и – Бог даст – и вы обратите на добрый путь ваших мужей. Молитесь пламенно о них Богу; действуйте на них убеждениями и услугами; показывайте им собою пример благочестивой жизни, веруйте в милосердие Божие, вооружитесь терпением – и поверьте, что, как капля воды беспрерывным падением пробивает камень, так и вы, несомненно, рано или поздно тронете сердца мужей ваших и эти сердца обратите к Господу”.
“Жена, оказывай мужу должное расположение, не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим” (1Кор. 7; 3,5).

Верная жена верна мужу даже в слабостях его, а идейная жена, став христианкою, отвращается от мужа и избегает всяких отношений с ним: “Я теперь христианка!” Она любит теперь христианские правила, а мужа не любит. Чувство долга отвратилось от мужа, – почитание ей не требуется, а о любви вообще нет речи. “Ты хотя бы долг жены исполни!” — “Не буду. Спи один”.
Следующая обязанность жены — быть покорной мужу. Ведь покорная мужу — значит, почитающая его. Откуда взять силы для того, чтобы быть покорной мужу? Из благоговения перед ним. Но как быть, если он капризничает, ругается, злобится, не слышит жену свою? Как можно перед ним, таковым, испытывать чувство благоговения? В лучшем случае — почитание может проникнуть сквозь теперешнее злохудожество мужа, услышав в нем неявленное, сейчас сокрытое мужское достоинство. Эта способность проникновения сквозь теперешнее злохудожество к реальному чувству мужского великодушия в муже, дает силу обращаться к нему с добром. В этом почитании есть вера в мужа. И чем она больше, тем реальнее, тем быстрее муж напояется в себе возможностью быть таковым на деле.
Жена, имеющая глубину почитания, и внешне становится покорной мужу. При этом и в муже происходят удивительные перемены. Прежде покорность была свойством всякой разумной жены. Но и в нынешние времена, я знаю не один случай, когда жена правильно услышала благословение и буквально в недельный срок приводила мужа к видимому изменению. Удивительные вещи происходили с мужьями, когда жена начинала внешне быть покорною от внутреннего почитания мужа. Там же, где жена по благословению начинала внешне быть покорною, но внутреннего почитания не обрела, там муж садился ей на голову, т.е. покорность ее превращалась в попустительство его греху, потому что жена не имела силы, которая в покорности преображала бы мужа. Этою силою является почитание, сила благоговения перед его мужским великодушием, которого сейчас нет, но вера в мужа делает эту силу благоговения силою. Чем больше почитания в жене, тем быстрее и полнее он преодолевает свое злохудожество. Поэтому покорна та жена, которая слышит богодарованное в муже и обращается к богодарованному в нем. Ложная покорность там, где этого чувства и веры нет.
“Св. Моника, мать блаженного Августина, имела мужа-язычника, по имени Петрикия, который был груб, гневлив и сначала обращался с своею женою жестоко и несправедливо. Но блаж. Августин говорит о ней: “Она повиновалась своему мужу, как Господу; она заботилась о том, чтобы обратить его ко Христу, – потому она говорила с ним о Иисусе Христе больше святыми делами, чем словами. Так она приобрела его себе и вместе с тем приобрела его любовь и уважение. Недостатки его она сносила с такою кротостию и терпением, что никогда не сделала ему ни одного упрека. Если она замечала, что он гневен, то остерегалась, как бы не противоречить ему словом или делом; когда же он бывал спокоен, тогда она отдавала ему отчет о себе и вместе с тем показывала ему, что он несправедливо на нее гневался”. Так-то между этими мужем и женою не только сохранялся мир на земле, но жена даже приобрела мужа для Неба, т.к. муж ея сделался христианином, крестился и умер счастливою смертию”.
Апостол Павел в своих посланиях пишет: “Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу”. “Повинуйтесь” — внешнее действие. “Как Господу” — внутреннее действие. “Как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем” (Еф. 5; 22, 24). Что значит “во всем”? В противлении заповедям Божиим? Нет. Это могут быть повеления мужа относительно телесного, душевного, духовного, но только того, что не попирает заповедь Божию. Во всем том повинуйтесь мужьям. Но при этом дан образ, как повиноваться, – как Церковь повинуется Христу, т.е. внутренним образом, из внутреннего состояния совершать действия внешнего повиновения.
“Жена да учится в безмолвии со всякою покорностью” (1Тим. 2; 11). Вот еще один образ обретения внутреннего. Во внешнем с покорностью всякою, а во внутреннем – в безмолвии. Безмолвие от чего? От ропота, от всякого злохудожества. Значит, обретение кротости. Во внешнем будет покорность, а во внутреннем — кротость. И в этой кротости жена уподобляется Господу, ибо Господь сказал о Себе, что Он кроток и смирен сердцем.
Апостол же сказал: “А учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии”. Не совсем ясно, о чем здесь речь? Учить не позволяется жене? Если она имеет, например, разум больше, чем муж, значит ли это, что ей нельзя со своим разумом вылезать? Об этом ли говорится “не позволяю”? Нет. Такое наставление жене связано с ее властью над мужем, т.е. с желанием стоять над ним. Это происходит, если жена не чтит мужа. Во внутреннем чувстве у нее нет почитания, вместо этого самонадеянность и надмение над мужем, отсюда самовластие, т.е. отрицание мужа. Отрицая его и унижая, как меньшего, она считает, что вправе учить его. Таким образом, что же не позволяет Апостол жене? Быть самонадеянною и надменною.
Воспомянем первородный грех. Что произошло, когда сначала Ева, а затем Адам соблазнились речами диавола? До этого момента они были едины с Богом, и, в Боге пребывая, жили едино с Ним, как люди Божии, себя вне Бога не воспринимая. Когда же совершился соблазн, то Ева, а вслед за нею Адам, впервые отделили себя от Господа, приобрели самостоятельность вне Бога. Это обретение независимости, начавшееся как первое дыхание, в наше время пришло к абсолютному самобытию, при котором человек не только стал жить отдельно от Бога, но и отказал Богу в Его существовании. Существую я, а Бога нет! Видите, падение человека простирается от того первого дыхания личностного отделения от Бога до сегодняшнего периода, когда современный человек объявляет, что Бога нет. Есть только “я” и вещественный мир.

Что же тогда совершает жена по отношению к мужу, если она властвует над ним? Властвовать над мужем можно только тогда, когда потеряно почитание мужа, как большего. «Жена от мужа взята», — чем это можно услышать? Почитанием и верой. Почитание и вера — это те силы, которыми жена слышит, что она от мужа взята. Потому в глубине почитания есть в ней влечение к мужу и потребность соединения с ним, согласия с ним и единения. Будет ли в этом случае жена надмеваться над мужем, если она исполнена таким чувством? Нет, подобное противно этому чувству. Поэтому есть в такой жене естественное чувство невозможности властвовать над мужем. Более того, как только она начинает отделяться от мужа как нечто самостоятельное, самостное, самодостаточно пребывающее, с этого момента она теряет свое женское достояние, она не от мужа взята. Она теряет вкус к обретению полноты себя через мужа. Сегодня мы сплошь и рядом видим женщин, которые, выгнав мужа из дома, дальше заявляют:
— Никогда не выйду замуж. Мне лучше без мужа. Пока я с ним жила, была одна маета, без него стала жить, наконец, освободилась, теперь я свободна. Теперь я человек.
И что же она делает? Появляясь в обществе мужчин, она повелевает ими, одних наставит, других проучит, третьих поставит на место. В конечном итоге, кто-то из них становится директором предприятия, начальником, даже министром. Имея разумную силу и властный характер, она вполне может управить мир сей в его законах. К тому же, она приобрела еще и дух мужской.
И, тем не менее, задумайтесь над апостольским постановлением – “Учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии” (1Тим. 2; 11-12) В безмолвии от самостности, от этой независимости от мужа. Напротив, должно обрестись в исконное достояние, что ты от мужа взята, и поэтому в муже обретение твое, и ты станешь полным человеком, когда обретешь мужа твоего. Тогда это обретение в муже и есть обретение безмолвия, или кротость. В таком безмолвии, будучи разумною женою, ты будешь мужу помощницею в его жизни. То же ли это, что учить мужа и властвовать над ним? Нет. Вместо власти – помощница, вместо “учить” – открывать ему события в сегодняшний день, глубину их, реальность, и тем самым помогать мужу в совершении дел.
Это постановление Апостола вовсе не приводит к ситуации, когда жена покрыта чадрою, с закрытым ртом, как это происходит в азиатских странах. Там жена буквально повязана так, что ничего не может сказать, она стала телесным придатком мужа, его собственностью, обеспечивающей его телесные потребности, ни словом не заявляющей своего разумного начала. Это мусульманство, в котором полностью попирается богодарованное женское достояние.
Следующая обязанность жены — жить с мужем всю свою жизнь. Плоть едина. “Замужняя женщина привязана законом к живому мужу, посему, если при живом выйдет замуж за другого, называется прелюбодейницею” (Рим. 7; 2-3) И “вступивши в брак, не я повелеваю, а Господь жене не разводиться с мужем” (1Кор. 7; 10).
Завершая эту главу, приведем образ жены, выписанный свт. Феофаном Затворником: “Жена же со своей стороны а) должна во всем слушаться мужа, всячески нрав свой склонять к его нраву и быть ему всецело преданной, чтоб ни делом, ни мыслью даже не загадывать ничего без его воли; б) потому верно исполнять все его распоряжения, советы, повеления, и в мысль не попуская того, чтоб когда-нибудь поставить на своем, вообще ни в чем не желать и не являть главенства; в) в случае несогласия быть уступчивою и терпеливо сносить все, что покажется не по нраву; иначе не сохранишь мира дорогого; г) однако ж это не отнимает у нее обязанности заботиться о добронравии супруга. Своею мудростью и влиянием она может изменить его нрав, если он неисправен; по крайней мере, она не должна оставлять его в небрежении, но, сколько есть ума и сил, действовать на него и исхищать как из огня; д) для сего саму себя украшать преимущественно добродетелями, другие же украшения иметь как нечто стороннее, средственное, от чего легко отказаться, особенно, когда сего потребует необходимость поправить дела; е) наконец, помнить, что на ее доле блюдение домашних дел, хотя исполнительное только… Ее долг – делать положенное; видя какую нестройность, сказать и возстановить, или восполнить”.
Иисус, сын Сирахов говорил: “Кроткая жена – дар Господа, и нет цены благовоспитанной душе” (Сир. 26; 17).

Комментирование закрыто