Беседа четвертая. Самый нежный возраст

Категория: Младенчество 
Март 15th, 2011

Продолжу сегодня тему, излюбленную для молодых мам, родительниц, о воспитании детей, самого-самого нежного возраста.

Помните, как-то недавно мы с вами рассуждали о пользе причащения Святых Христовых Таин, говоря, что младенчик должен припадать и к груди своей родительницы, и к груди церковной, у первой черпая молоко вещественное, а у второй – молоко духовное, т.е. должно младенчику оживотворяться Причащением Крови Христовой, ибо тогда Бог вселяется в наше естество и хранит нас от всякой болезни, от всякой заразы, от духов тьмы, взращивает и душу, и тело наше во славу Свою.

Но вот младенчик входит в возраст, вот он уже научился говорить слова: папа, мама, Богородица, Господь. Узнает Иисуса Христа, распятого на Кресте, повторяет слово «Боженька», учит молитву: «Спаси, Господи, и помилуй маму и папу». Об этом-то святом периоде первых детских молитв, первых поклончиков, еще неумелого крестного знамения хочу я с вами побеседовать. И прежде всего отмечу: воспитывает более, чем что-либо, более, чем словесное назидание, более, чем уроки в воскресной школе, сердце матери, сердце отца.

Сердце матери – это окно, чрез которое свет вечности льется на душу ребенка. Помните, как поэт говорит: На отдыхающее поле льется теплая лазурь. Так точно и в мире духовном: через сердце матери благодать Святаго Духа исходит вовне и обымает ребенка, и лепит его по образу и подобию сердца родительского. Поэтому, там бывает успешным духовное воспитание, там с легкостию усваивает дитя уроки Закона Божия, где сердце родителей дышит внутренней молитвой.

Есть чему поучиться у Александры Феодоровны, последней Императрицы, которую многие не понимают и осуждают сами не зная, почему, но которая, стяжав дух молитвенный, умела Цесаревичу и Княжнам ежедневно преподавать Закон Божий, притом сердечно, не засушивая предмета, но заставляя детские сердца с благоговением и трепетом биться над безхитростными библейскими повествованиями, исходящими из уст матери, а не профессора богословия.

Очень важно прививать ребенку дух благоговения и страха Божия, т.е. ощущение вездеприсутствия Творца. Как это сделать? Кто этому научит? Помнится мне, как одна раба Божия, прислуживающая в Троице-Сергиевой Обители, говорила:
- У меня всего три класса образования, но я всегда боялась Бога.
- А как Вы боялись Бога, матушка, расскажите.
Послушайте, что вкладывает в это понятие православная душа:
- А вот я помню, лежу с сестренкой на печке, мама внизу (дело-то было в деревне русской в первые годы Советской власти. Но еще не вошла тогда атмосфера безбожия в крестьянскую избу)  и смотрю я, теплится лампадка перед Образом Спасителя, повествует матушка, а было мне от роду тогда три годочка. И вижу: Спаситель как бы пальчиком мне грозит и смотрит на меня так строго-строго, а вместе с тем и милостиво. Я заснуть никак не могу. Спаситель на меня взор устремил. Зажмурила глазки, думаю: может, отведет Лик Свой! Открыла – нет! Прямо в сердце Господь взирает!
- Мама, мама! А почему мне Спаситель пальчиком грозит?
- А потому что Он тебя, дитя, видит и слышит, благословляет на всякое доброе дело, а злого творить не велит! Иначе прогневаешь ты Его, отойдет от тебя благодать Святаго Духа!
- А мне так страшно стало от этих слов: «благодать Святаго Духа отойдет». Куда же я тогда пойду? У кого найду утешения?

…Слушал я повествование матушки и поражался: три класса образования, а говорит ведь куда лучше, чем «профессор кислых щей», остепененный и умудренный! Но не все повествование я вам пересказал:
- Дай, думаю, я спрячусь от Спасителя, а потом в одеяле щелочку маленькую сделаю, дырочку, и посмотрю,  решила хитрая девочка,  и тогда-то Спаситель, видя, что я под одеялом, от меня взор отведет, и я пойму тогда, что не всегда Он на меня смотрит!
Залезла под одеяло, а у меня самой сердце бьется: я решила ведь Спасителя перехитрить! Потом ма-а-аленькую дырочку сделала в одеяле, смотрю, вижу: лампадка мерцает, а поверх лампадки – Спаситель. И все мне пальчиком грозит! Прямо в дырочку! И тогда я поняла, что от Бога никуда не скроешься!

Ведь так написано в Псалтири: от Духа Твоего камо бежу: аще взыду на небо  тамо еси, и на море  крыла Твои покроют меня,— приблизительно так говорит царь Давид. Вот что такое страх Божий! Потому, друзья, оставляя наших деток одних играть в комнате, непременно спросить строго, но с любовию:
- Маша, а где Господь?
Трехлетняя Маша привычно поворачивается туда, к восточному углу, где икона Христа, протягивает свой розовый, пухленький пальчик и говорит:
- Вон Господь!
- Маша, – спрашиваем нашу дочку, – Машенька, вот я сейчас уйду (знаете ведь, как дети любят, чтобы им задавали вопросы! Хлебом не корми, о чем-нибудь спроси  на все у них готов ответ, ведь дитя – это ходячая энциклопедия, при том не советская энциклопедия, с вымаранными отдельными именами и местами, а Божья энциклопедия без купюр и интерполяций) – сейчас я уйду, как ты считаешь: Бог будет за тобой наблюдать?
- Да, мамочка.
- Машенька, а слышит ли тебя Иисус Христос?
- Слышит.
- Машенька, а зачем это Господь пальчиком так на иконе держит удивительно?
- А это Он меня благословляет!
- Машенька, а на что тебя Господь благословляет?
- Ну как? Ну, чтоб я играла, маме помогала, послушной чтоб была.
- Машенька, а вот видишь: Господь тебя благословляет, одновременно и пальчиком грозит. Что Он тебе запрещает делать?
- Ну как?.. (И Машенька вам тут же исповедует все свои немощи)  Господь недоволен бывает, когда игрушки разбросаю, а потом не соберу. Господь огорчается, когда я бабушке грубо говорю. Господь недоволен бывает, когда я оставляю постель неубранной. Господь не любит мои капризы. Господь сердится, когда я молюсь поспешно и невнимательно…

Словом, тут от матери зависит, чтобы дитя ее разговорилось, но говорило не суетное, пустое, инфантильное, а Божественное, подлинное, правдивое.

Священник Артемий Владимиров.
Главы из книги:»О рождении и воспитании ребенка»

Комментирование закрыто