неДЕТСКИЙ вопрос

Категория: Жизненные истории 
Апрель 18th, 2011

Есть вопрос, который часто приходится слышать от мужчин и женщин, девушек и парней, людей верующих и тех, кто себя к таковым не относит. Вопрос этот всегда предваряет, как правило, грустная история или восклицания, которые не ждут ответа, обращенные то ли Богу, то ли в никуда. Вопрос этот неуютный, опасный и колит, отдавая где-то в сердце. Это вопрос «рожать ли ребенка?».

Часто его задают тогда, когда этот ребенок еще в планах, и есть масса пунктов перечащих его появлению: здоровье, кризис, экология, страхи, наследственность, конец света, в конце концов. Бывают более страшные ситуации, когда вопрос этот задается с надрывом, потому что жизнь, которая уже зародилась в той, которая спрашивает, уже дает о себе знать ранним токсикозом.

Ситуации бывают такие разные. Хотелось бы поделиться несколькими историями, в которых каждая из женщин выбрала и приняла решение. Женщины эти совершенно реальны, живут на одной с нами планете и в одно с нами время.

История 1. Опасная для жизни

Аня была матерью двоих детей и женой своего мужа. В тот момент, о котором пойдет речь — сыновья Женя и Кирилл были дошкольного возраста. Семья была со своими хлопотами, трудностями, но в целом положительно выполняла функции «ячейки общества». Несколько раз вставал вопрос о третьем ребенке, Аня категорически мотала головой: «Хватит двоих. Для себя тоже хочется пожить. Этих бы поднять на ноги». Так и жили.

Существуют заболевания, которые передаются по наследству. У Ани в молодом возрасте умерла мама, а чуть позже и тетя — мамина сестра — от рака груди. В 29 лет, проходя плановое обследование, врач долго осматривал Аню, а потом предложил сдать некоторые «дополнительные» анализы. После этого заверил много раз в том, что все будет хорошо, и, конечно же, анализы нужны исключительно для того, чтобы в этом убедиться.

Через несколько недель, диагноз уже не подвергался сомнению — злокачественная опухоль, нужна срочная операция. Опухоль маленькая, метастаз еще нет, поэтому оперировать нужно срочно. Перебирая девичьи воспоминания о своей маме, Аня была безутешна. В перспективу своей долгой жизни она никак не верила.

В день перед операцией Аня в цветастом халате, мерила шагами коридор больницы. Кажется именно тогда в том коридоре с бежевым кафелем на стенах, она впервые пробовала говорить с Богом. Не словами молитв — она их и не знала, а по-своему «Господи, если Ты есть…». Внезапно дверь одного из кабинетов распахнулась, и оттуда вышел огромный, под два метра ростом старик. Руки у него были как три Аниных, а голос громким и властным.

— «Чего ходишь, сопли на кулак наматываешь?» — спросил он грозно.

Аня сбивчиво стала ему рассказывать о своем горе, о том, что хочет жить, а верит в эту возможность мало, о том как жаль оставлять детей, мужа и все что так любит именно сейчас — когда жизнь только началась. Последние слова она договаривала уже стоя в том кабинете откуда только что вышел великан и пытаясь развязать узел пояса на халате.

Меньше минуты великан осматривал грудь. После этого, тоном, не требующим возражений сказал:

— «Собирай свои вещи и уматывай отсюда к мужу. Чтобы через девять месяцев уже рожала. Ясно?»

Аня с недоумением вспоминает тот диалог. Что заставило ее послушать того старика, она до сих пор не знает, то ли его грозность, то ли собственный страх лечь под нож.

Позже она узнала, что грозный старик — был главврачом онкологического отделения, «светило» к которому на прием попасть могли только избранные. К тому же специализация его была как раз опухоли молочных желез. Это все происходило в июне, а в марте месяце Аню забрали в роддом. Родилась девочка. К тому времени, Аня успела немного узнать о Боге, и о том, какие молитвы могут особенно помочь в трудные минуты. Советуясь со священником, который все это время поддерживал их семью, было принято назвать дочь Анастасией. Когда Аня услышала, как переводится с греческого языка это имя, сомнений больше не было. Имя того врача Аня помнит до сих пор, и будет помнить всегда, как молитву, считая что Бог и только Он заставил ее тогда мерить шагами коридор, а доктора заговорить с ней.

Сейчас Ане уже 36 — и она водит свою дочь в первый класс, там мы с ней и познакомились, ожидая окончания уроков в вестибюле школы. Опухоль ей так и не удалили. Она исчезла через полтора года после родов. Конечно жизнь не сказка, и никто не отменял Анины походы к врачам и обязательные анализы, а также более пристальное отношение к своему здоровью. И, конечно же, как и тогда, Аня очень боится потерять то, что имеет, свою жизнь. Хотя сама говорит, что отлично понимает, что жизнь ее не ее, и жить будет она еще столько, сколько отмеряно ей Богом. В Воскресение, Которого теперь она верит без сомнений.

История 2. «Жизнь вопреки».

— Ты испортишь себе жизнь, — твердили Кате, не понимая ее «дурное упрямство». — Молодая еще, успеешь. Кому ты нужна будешь со своим ребенком?

После, шли специально подобранные факты, цитаты, случаи из врачебной практики о том, что сейчас делать аборты безопасно и безболезненно: «Медицина шагнула вперед, последствий никаких не будет. Зато будет время устроить свою жизнь, получить образование, стать „кем-то“. А этот внеплановый ребенок, намучаешься с ним».

Катя, неожиданно для всех, преисполнилась невиданного упрямства. Религиозным сознанием она никогда не отличалась, но странное чувство, оформленное в короткое «не убий» крепко приросло к душе. Внутренне приняв решение родить, она твердила всем окружающим «буду рожать», то ли не замечая, то ли просто игнорируя «перечень» ожидающих ее трудностей.

Отец ребенка, незаметно исчез, дав будущей маме деньги на «витамины» (ровно столько хватило бы на аборт), сказав, что очень хочет маленького сынишку. С тех самых пор его никто не видел. Катя даже не плакала, потому что была уверена, что как только закончатся витамины, купленные на «те деньги», он обязательно появится. Но он не появился. Ни тогда когда закончились витамины, ни после.

Многое пришлось пережить Кате. Будучи студенткой второго курса, она пыталась оптимистично смотреть в свое будущее. «Все будет хорошо. Будет у меня самый лучший муж. И самая лучшая работа. И самый лучший ребенок» — фанатично твердила себе она. Иногда, конечно, случались приступы отчаянной боли, где-то в области сердца, там, где, по всей видимости, живет душа, но и они были не вечными. Как жить дальше она не знала, и запрещала себе думать.

Мало кому известно, как выдержала Катя натиски «сочувствующих» родственников, друзей и знакомых, которые сначала предлагали аборт, потом искусственные роды, а потом даже оставить ребенка в роддоме. Но все это уже в далеком прошлом.

Сейчас Катя и ее муж ожидают третьего малыша. Старшая дочь ходит в третий класс и заботливо подкладывает маме подушку под спину. Она незаменимая помощница во всех домашних делах. Соседи, родственники и друзья больше ничего ей не говорят. Отчасти потому что Катя уехала жить в другой город к мужу, отчасти потому, что их «пророчества» не сбылись. С мужем Костей они познакомились на детской площадке возле ее дома: он гостил у своего брата в том городе. Катя гуляла с новорожденной дочкой и совсем не думала о мужчинах: грудь болела от непривычных кормлений, малышка плохо спала ночами. Может быть именно отсутствие навязчивой мысли «срочно замуж», делало ее такой трогательной и привлекательной. У дешевой, китайской коляски отвалилось колесо. Прикрепить его удалось, но оно, то и дело откручивалось снова. Костя, увидев в окно, как Катя пытается справиться с поломкой транспорта, вышел помочь. Через полгода они поженились, а еще через месяц дочь носила фамилию мужа и путешествовала в новой коляске. Биологического отца Катя больше так никогда и не видела, и сейчас благодарна за это Богу. Благодарность Богу, уберегшему ее тогда от страшного поступка, Катя испытывает постоянно. Страшно подумать, что в жизни все могло бы быть иначе, и не было бы ни замечательного мужа, ни большой дружной семьи, зато точно была бы вечная женская боль, от убитой внутри себя жизни.

История Кати, это не сказка и не вымысел. Катя — близкий и дорогой мне человек, с которым меня не смогли разлучить даже сотни километров. Моя крестница, ее дочь, удивительная девочка с прекрасными голубыми глазами и удивительной доброй душой. Она словно вобрала в себя всю пережитую боль матери и переродила ее в чудесную способность радоваться жизни.

История 3. «Страшный диагноз»

Новое тысячелетие принесло множество открытий, в том числе и в области медицины. Но вместе с открытиями к нам пришли и новые неведомые хвори. Беременным уже на ранних сроках необходимо сдать анализы на выявление различных вирусов в крови. И если о герпесе, краснухе и их последствиях мы слышали раньше, то название токсоплазмоз — стало чем-то новым и угрожающим.

Беременной девушке с нетерпением ожидавшей ребенка, был поставлен «новомодный» диагноз. Уровень вредных клеток в крови был патологически высок. Врачи настаивали на прерывании беременности. При таких показателях ребенок с очевидной вероятностью родится с аномалией. Ей «пообещали» слепоглухонемого. Студентке психфака, хорошо знающей дефектологию, было даже страшно думать о таком. Ей ли, проходившей практику в специальных заведениях, не знать о том, какие это дети. Все вокруг уговаривали сделать аборт, забыть как страшный сон и, поправив здоровье, забеременеть снова, родив здорового малыша. Поддержал ее тогда муж и близкие. «Не бери в голову. Все будет хорошо!». И хотя иногда на будущую маму находили приступы страха, она стойко отгоняла «дурные предчувствия» и ела яблоки и пареные овощи.

Перед родами, врач, глянув на амбулаторную карту и увидев «шкалу риска» соболезнующе покачал головой. А через час он поздравлял маму с дочерью. И тем, кто присутствовал в отделении, было не удивительно, отчего папа, первым делом спросил: «А она видит, слышит?» «Да, — сказал доктор, — совершенно здоровая девочка. Только весит как маленький слон».

Этой истории скоро исполнится шесть лет, аккурат в день рождения моей дочери Марии. Маша, обладательница любопытных глаз, порой слишком много говорит, слышит даже то, что ей не всегда нужно и любит петь песни по утрам, на радость соседям.

Эпилог

Эти три истории, конечно же, не решают и не обхватывают всех тех трудностей, с которыми сталкиваются будущие родители. К тому же я уверена, что такими чудесами может похвастаться практически каждая семья, ведь рождение ребенка это всегда ЧУДО. И какой бы сложной и неразрешимой не казалась бы скорбь или трудность, ясно одно, этих деток Господь любит не меньше чем нас, и не допустит никакой беды, если только не ради нашего спасения. Многие девушки боятся рожать ребенка, говоря «что ж я за мать буду? Я лентяйка, раздражительная, да и вообще буду самой плохой мамой». Страхи эти понятны и оправданы, узнавая лучше себя, понимаешь, как много еще нужно всего сделать, чтобы стать хорошей мамой. Но вот задача в том, что научиться этому можно только став ею. Это же касается и отцов.

В начале прошлого века, митрополит Трифон (Туркестанов) написал акафист «Слава Богу за все». «Слабым беспомощным ребенком родился я в мир, но Твой Ангел простер светлые крылья, охраняя мою колыбель. С тех пор любовь Твоя сияет на всех путях моих, чудно руководя меня к свету вечности… Слава Тебе, призвавшего меня к жизни!» Имею ли я право, под предлогами самыми благовидными и оправданными не дать жизнь, или того хуже забрать ее, у человека, который тоже сможет однажды произнести эти слова? И кто знает, может быть именно в нем, моем чаде, Господь приготовил мне и утешения и скорби, но главное Вечность?

Анна Лелик
Источник: molodost.in.ua

Комментирование закрыто