Чужой муж

Категория: О любви 
Май 13th, 2011

Светлана бежала на работу счастливая и радостная. Наконец-то Сергей решился на этот непростой для него шаг. Да и то сказать, сколько можно прятаться по углам, целоваться украдкой, вздрагивать, завидев кого-то из знакомых. Конечно, решение это далось Сергею нелегко. Не так то это просто – взять и порвать со своим прошлым, уйти из семьи, пусть даже и к любимой и любящей женщине.

Познакомились они с Сергеем на новогодней вечеринке. Светлана была приглашена туда к своей хорошей знакомой, ну а Сергей с женой тоже оказались в числе друзей. Светлане он сразу приглянулся. Высокий, крепкий, с темными, коротко остриженными волосами. Сергей легко и красиво танцевал, шутил, был галантен и внимателен к сидящим рядом женщинам. Светлана сидела напротив, и чаще чем следовало встречалась с Сергеем глазами. Глаза его, глубокие как омут, отсвечивали темным золотом, притягивали и манили. В них хотелось смотреть снова и снова, и Светлана с трудом отводила взгляд.

Жена Сергея – маленькая миловидная женщина была в противовес мужу тихой и скромной. Она почти не танцевала и совсем ничего не пила. «Не пара она ему, совсем не пара», – подумала Светлана, глядя на шумного смеющегося Сергея.

Сергей пригласил ее танцевать, потом еще раз, потом еще. У Светланы замирало сердце, а по спине пробегала дрожь, когда сильная уверенная рука Сергея ложилась ей на талию.

Как же это приятно ощущать, что тебя снова обнимают крепкие мужские руки. Светлана уже забыла, что значит вздрагивать от многозначительного взгляда, чуть-чуть задыхаться от волнения, когда мужское лицо наклоняется к тебе совсем близко, а его улыбка обещает тебе так много.

Со своим мужем Светлана разошлась три года назад. Прожили они всего ничего, после свадьбы как-то очень быстро охладели друг к другу, поэтому и разбежались без сожаления. Детей завести не успели, и на память о бывшем замужестве у Светланы осталось только свадебное платье, которое пылилось на антресолях.

Первое время Светлана немного погоревала, и то больше для порядка, а потом решила, что всё к лучшему. Значит, не нагулялась она еще, не пришло ее время. Светлана с легкостью кинулась заводить новые знакомства, пытаясь разглядеть в пестрой толпе поклонников своего суженого. Поклонников, и правда, было не мало. Но всё что-то не нравилось Светлане, не цепляло за сердце. А вот Сергей приглянулся сразу, и даже то, что женат, не останавливало.

– Семья – это пережиток прошлого, – вспомнились ей слова ее институтского дружка Толика. Тогда она с сомнением отнеслась к его словам, а теперь обрадовалась. «Жена не стена, можно и подвинуть» – промелькнула в ее голове циничная мысль, но Светлане почему-то не было за нее стыдно.

С тех пор у них с Сергеем закрутился роман. Они встречались украдкой. Сергей не хотел, чтобы об их отношениях узнала жена, а Светлана тоже решила пока не делать их встречи достоянием гласности. Она не давила на Сергея, не требовала от него скоропалительных решений, но и упускать его не хотела. Ну и что с того, что его жена больна, подумаешь, что у него есть маленький сын. Ведь раз он встречается с ней, Светланой, значит, жену разлюбил, а сын еще слишком мал, чтобы что-то понимать. И потом, Сергей всегда сможет с ним видеться.

Но Сергей медлил, не торопился уходить из семьи. Сколько раз Светлана мысленно сравнивала себя с его женой.

– И что он нашел в своей растрепанной курице? – фыркала Светлана, рассматривая в зеркале свою ладную фигурку, густые каштановые волосы, шею длинную и стройную. Про лицо и говорить нечего. Большие темно-серые глаза, прямой нос, полные губы и нежная бархатистая кожа. Нет, Сергей создан только для нее, и Светлана сделает всё, чтобы заполучить его.

– Как ты можешь с ней жить? – однажды неосторожно выпалила она, – она же тормознутая.

Сергей сразу напрягся, замолчал, и Светлане долго потом пришлось выпутываться, объясняя, что она имела ввиду совсем другое.

– Прошу тебя, никогда не говори так. Лена мать моего ребенка. И потом…. – Сергей опять замолчал, подбирая слова, – я ее… уважаю. Очень.

– Хорошо, хорошо, – защебетала Светлана, – я не хотела никого обидеть.

Она ругала себя за эту досадную оплошность, решив для себя больше никогда не торопить события. Сергей должен принять решение сам. Она ему в этом только немножечко поможет. Чуть-чуть. Красивое белье, красивая тихая музыка, вино, переливающееся в высоких бокалах, изысканный ужин, море ласковых нежных слов.

И вот, наконец-то, он решился. Вчера вечером он остался у нее ночевать, а утром, уходя на работу, сказал, что заскочит домой за вещами и вернется к ней. Светлана была на седьмом небе от счастья.

До звонка еще оставалось время, и учительская была полна народу. Учителя как обычно делились домашними новостями, приводили в порядок прически, обсуждали школьные новости.

– Ты чего это сияешь как начищенный самовар? – усмехнулась Ирина Викторовна, учительница химии, вредная и ворчливая. – Случайно, не миллион выиграла?

– Миллион, – подтвердила Светлана, не в силах сдержать улыбку.

– Знаем мы твой миллион, – вступила в разговор завуч Ольга Игоревна, – и что же тебя не останавливает, что он женатый человек? И, между прочим, ребенок у него.

Светлана опешила. А она то была абсолютно уверена, что про нее и Сергея никому ничего неизвестно.

– А что жена? – пожала Светлана плечами. – Разлюбил он ее. А меня полюбил. Вот и весь расклад.

– Расклад… – проворчала Ирина Викторовна. – А ты другой расклад посмотри. Пусть разлюбил, как ты говоришь. Но ведь женился он на ней, значит, чувствовал что-то. И прожил сколько лет, вон ребеночек у них. Может быть и дальше бы жили, если бы не такая вертихвостка как ты.

– Чего это сразу вертихвостка, – Светлана обиженно надула губы, – я Сергею сразу понравилась.

– У него ведь жена больная, – тихо проговорила Нина Владимировна, молодая учительница литературы.

– Ну и что? – Светлана уже начала сердиться, – подумаешь. Вот он и выбрал меня здоровую и крепкую.

– Да что вы, Светлана Леонидовна, – ахнула Нина, – побойтесь Бога.

– Бога? – глумливо засмеялась Светлана. – А Кто это Такой?

Нина Владимировна покраснела, поднесла руки к щекам и замерла, глядя во все глаза на Светлану.

В коридоре зазвенел звонок, и Светлана рванула в свой класс. Начинался урок географии.

Несмотря на стычку в учительской, Светлана весь день была радостно возбуждена, ожидая вечера. Она представляла, как они будут вдвоем с Сергеем пить чай в ее маленькой и уютной кухне, потом лягут спать, чтобы утром отправиться вместе на работу. Она добилась своего, она тоже достойна счастья.

Светлана прихорашивалась перед зеркалом в учительской, собираясь идти домой. За окном уже темнело, и школа опустела. За Светланиной спиной скрипнула дверь, и в учительскую вошла со стопкой книг Нина Владимировна.

– А что же, Ниночка, в литературе разве нет примеров, когда мужья бросали своих жен и уходили к другим? – спросила Светлана. Ей хотелось загладить свою грубую утреннюю выходку.

– Конечно, были, – с готовностью ответила Нина, – но, как правило, многие очень страдали потом. Ведь на чужом несчастье нельзя построить свое счастье. А потом, это большой грех.

– Я и не знала, что вы верующая, – протянула Светлана, и в ее голосе прозвучало легкое презрение.

Нина Владимировна уловила это и, слегка улыбнувшись, ответила:

– Верующими были Достоевский и Пушкин, и вера в Бога помогла создать им замечательные произведения. Настоящими христианами были также Суворов и Ушаков, и это также помогло им вести к победе нашу страну и хранило от пули. Многие великие люди верили в Бога и гордились этим, хотя подчас страдали и подвергались гонениям.

– Мне некогда, да и не хочется слушать ваши проповеди, – дернула плечом Светлана, – мне и без веры в Бога хорошо.

– Хорошо? – удивленно распахнула глаза Нина Владимировна, но Светлана, не желая больше разговаривать с ней, выскользнула за дверь.

– И что привязалась? – сердито думала она, шагая по улице. – Грех… какой же это грех? У нас с ним чувства, любовь.

Они провели прекрасный вечер. Светлана приготовила вкусный ужин, Сергей принес бутылку шампанского. Они смеялись, много разговаривали, целовались. Правда, Сергей, нет-нет, да и задумывался о чем-то, хмурил лоб. Но Светлана тут же начинала что-нибудь рассказывать, тормошила его, пытаясь рассмешить.

Утро прошло в хлопотах, наскоро позавтракав, они разошлись по своим делам. Когда Светлана прибежала с работы, Сергея еще не было. Не пришел он и через два часа. Наконец, поздним вечером в дверях загремел ключ, и Светлана выскочила в прихожую.

– Что случилось? – сердито посмотрела она на Сергея, догадываясь, где он мог быть.

– Сынишка заболел, – коротко ответил Сергей, нехотя снимая куртку.

– Но у него есть мать, – возразила Светлана. Сергей ничего не ответил, только посмотрел на Светлану долгим взглядом.

Ужинали молча и также молча легли спать. Светлана всё еще дулась, а Сергей был задумчив и хмур.

Теперь все дни были похожи один на другой. Сергей поздно возвращался, наскоро ужинал или просто пил чай и шел спать. Светлана и плакала, и ругалась, и просила, но Сергей замкнулся и был холоден. Было видно, что их отношения тяготили его, но порвать со Светланой он пока не стремился.

– Ты меня любишь? – приставала к нему Светлана.

– Угу, – односложно отвечал Сергей.

Светлана измучилась, не зная, что делать. Теперь и она не спешила с работы домой, предпочитая пропадать в школе, чем в одиночестве коротать длинные вечера.

Сергей позвонил ей в конце дня.

– Я не приду сегодня ночевать. Прости.

– А завтра? – с замиранием сердца спросила Светлана.

– Не знаю, – ответил он и повесил трубку.

Светлана заплакала, благо, что в учительской никого не было. Ну что, что она сделала не так? Почему он бежит назад к этой серой мышке, бросая ее, такую яркую и уверенную в себе?

Дверь тихонько скрипнула и в учительскую со стопкой тетрадей вошла Нина Владимировна.

– Светлана Леонидовна, что с вами? – Нина Владимировна положила тетради на стол и подошла к Светлане. Светлана разрыдалась еще сильней и неожиданно выложила коллеге всё.

– Не плачьте, – поглаживая Светлану по плечу, проговорила Ниночка, – я же говорила вам, что не хорошо это. Греховно и противно Господу.

– А если это любовь? – вскинула голову Светлана.

– Нет, не любовь, – Ниночка покачала головой, – это вы от одиночества. Вам молиться надо, чтобы Господь даровал вам счастье.

– Не верю я. Сказки всё это, – отодвинулась Светлана от Ниночки, – и потом, с чего бы это Бог будет мне помогать. Я ведь вон какая, вы говорите – разлучница.

– Бог всем помогает, – мягко проговорила Нина.

– Ага, скажете тоже. Тогда почему же он мне не помог Сергея раньше встретить? – упрямилась Светлана. – И если я начну Ему молиться, Он мне поможет с Сергеем опять сойтись?

– Разве можно с Господом вот так считаться? Он ведь всё про каждого из нас знает, знает, что нашей душе полезно, а что нет, – мягко улыбнулась Ниночка. Светлана совсем рассердилась.

– Ну, если Он, как вы говорите, всё знает и всё может, почему же столько несчастных людей на свете?

– Вы знаете, Господь, действительно, всё может, но Он ждет пока мы сами начнем жить правильно. Он дал нам заповеди, которые ведут человека к счастливой и блаженной жизни. Но ведь мы их не исполняем. Господь говорит: не убий, а мы делаем аборты, каждый день убиваем друг друга словом или взглядом. Он говорит нам: не сотвори себе кумира, а мы начинаем слепо поклоняться – и кому? – эстрадным звездам, становимся зависимыми от интернета, телевидения или игровых автоматов. А смотрите, сколько вокруг наркоманов, пьяниц, курящих людей. Бог заповедал нам любить и почитать родителей, а мы сдаем родных людей в дома престарелых, а то и просто бросаем на произвол судьбы без помощи и поддержки.

– Вы говорите так, будто всю жизнь верите в Бога, – изумилась Светлана.

– Мне посчастливилось родиться в семье, где все испокон века верили в Бога, – Ниночка продолжала улыбаться, – я верю в Бога с детства. И поверьте мне, как только вы сделаете шаг навстречу Богу, ваша жизнь изменится. Хотите, я напишу вам молитву? Произносите ее в любой момент, и вы почувствуете, что Господь с вами.

Светлана как-то неопределенно махнула рукой. Чудная эта Нина Владимировна. Разве может ей помочь кто-нибудь? Светлана стала собираться домой, а Ниночка всё-таки уселась за стол и стала быстро писать.

– Вот, возьмите, – сунула она Светлане в карман листок бумаги.

– Не надо мне ничего, ничего я не хочу, – почти закричала Светлана, чувствуя, как слезы опять закипают у нее на глазах.

Она быстро пошла по вечерней улице, стараясь отогнать мрачные мысли. Дома она, не раздеваясь, долго сидела в темной комнате, бездумно вглядываясь в причудливые тени на стене. За окном ветер раскачивал большой рекламный щит, и неоновые огни дрожали, отражаясь в стекле.

Светлана медленно стянула с себя пальто, нащупав в кармане маленький шуршащий листочек бумаги. С трудом, сдерживая слезы, она развернула листок и начала читать: «Отче наш, иже еси на небеси…»

Светлана читала незнакомые слова молитвы и чувствовала, что ей становится легче. Уходила обида и злость на Сергея, понемногу оттаивало сердце, в душе появилась надежда. Может, и правда, Господь поможет ей стать другой? Стать счастливой? Или научиться жить правильно и хорошо?

Сергей пришел на следующий день, и сердце у Светланы радостно подпрыгнуло, но, взглянув в его грустные глаза, Светлана быстро вышла на кухню, вытащила листок с написанной на нем молитвой и несколько раз ее прочитала. Потом прошла в комнату и начала собирать вещи Сергея.

– Сейчас уже поздно, – сказала она, – если хочешь, оставайся до утра.

– Нет, – Сергей поспешно встал, – я пойду. Ты прости меня.

Светлана печально покачала головой.
– Это ты меня прости. Прости, если сможешь…

Через год Светлана вышла замуж за Ниночкиного брата.

Надежда Смирнова, Калужская область

Комментирование закрыто