Нарушение или ограничение права на жизнь: международный опыт.

Категория: Вам, гинекологи 
Сентябрь 15th, 2011

В статье рассматривается правовое регулирование права на аборт с позиции международного права и практики различных государств мира. Автор делает вывод об ограничении права на жизнь нерожденного ребенка правом женщины на аборт. На сегодня большинство государств мира закрепляют в своем законодательстве различного рода ограничения права на аборты.

Считать ли аборт – неотъемлемым правом женщины, нарушение или ограничение права на жизнь: международный опыт.

Право государства на ограничение прав человека была провозглашена Всеобщей декларацией прав человека (ст. 29). Конвенция о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) от 4 ноября 1950 г. также предусматривает это право. Согласно этим международным документам государства могут устанавливать ограничения прав человека в своем законодательстве, но такие ограничения должны соответствовать международным договорам этих государств в области прав человека и не сужать их содержание. И хотя в юридической науке существует классификация прав человека на подлежащие ограничениям и не подлежащие, на практике же, все права человека ограничиваются тем или иным образом, в частности, и право человека на жизнь. Одним из ограничений права на жизнь является право, которое определено в международных договорах – это право на частную жизнь, в содержание которого входит право на прерывание беременности (аборт). Этот вопрос является достаточно дискуссионным и недостаточно разработанным как в науке международного права так и в национальных отраслях права. Поэтому целью данной статьи будет выделение проблемных аспектов соотношения права женщины на аборт, права женщины на частную жизнь и права нерожденного ребенка на жизнь, и критерии ограничения содержания этих прав друг с другом; поиск принципов устранения таких противопоставлений с позиции весомости, значимости ценностей и интересов, защищаемых.
Различные аспекты проблемы прав человека и их ограничений, в частности права на прерывание беременности, нашли свое отражение в работах следующих отечественных и зарубежных ученых: М.В. Баглая, Л.Д. Воеводина, О.Е. Кутафина, E.A. Лукашевой, В.В. Маклакова, А. В. Малька, С.Г. Стеценко, В.Ю. Стеценко, И.Я. Сенюти, Б.Н. Страшун, А.А. Подмарьова, П.М. Рабиновича, Ю.А. Тихомирова, Н. И. Шаклеина и др..
Отсутствие общепринятого трактовка понятия «ограничение» приводит к различию в определении его структуры, элементов (характеристик) содержания и форм проявления. Это четко прослеживается в ходе научных дискуссий. Одни правоведы выделяют как характеристики ограничения его уровень и степень, другие – принципы ограничения, правила его установления и осуществления и т.д.
Так, Н.И. Шаклаин отмечает, что любое ограничение прав (свобод) человека и гражданина выражается в двух своих основных ипостасях: либо как лишение определенного права, что обусловливается действием различного рода объективных или субъективных обстоятельств (введение в стране или на какой-либо ее территории режима чрезвычайного или военного положения), либо как уменьшение вариантов возможного, дозволенного поведения (в рамках конкретного права или свободы) путем установления носителями власти, прежде всего и главным образом субъектами нормотворчества, в нормах права разного рода границ (пространственных, временных рамок , субъектных и др..) такого поведения.
Ограничения прав человека – это установленные в законодательстве данного государства пределы на основе международного договора как универсального так и регионального уровня, в рамках которых субъекты могут использовать свои права и свободы. Подобные границы «сводятся» в основном к обязанностям и запретам, приостановлениям и ответственности.
Установленные правомерные ограничения не должны препятствовать прогрессивному развитию и внедрению новых достижений человечества. При этом необходимо учитывать все возможные последствия и риски от реализации соответствующих достижений, а также долгосрочную перспективу их использования.
Ограничение прав может быть подкреплено законодательством (правовое, де юре), принятой в стране религией, или может основываться исключительно на сложившихся моральных нормах (неофициальное, де факто).
Большинство государств объединили усилия для выработки критериев определения объема и содержания прав человека, средств их обеспечения и защиты, создав мощную наднациональную систему соответствующих механизмов в рамках ООН, СЕ, ЕС.
Статья 4 Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах отмечает: «Государства, принимающие участие в пакте, относительно использования тех прав, которые то или иное государство обеспечивает в соответствии с этим пактом, это государство может устанавливать … ограничения прав, которые определяются законом … ».
С.Г. Стеценко метко замечает, что проблемы аборта являются комплексными, что подтверждается на межнациональном уровне факту работы над этими вопросами Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам. Это положение не случайно. Проблема аборта одновременно затрагивает интересы и судьбы как минимум двух человек – женщины, решившей прервать беременность, и эмбриона (плода), находящегося в ее утробе.
По определению Всемирной организации здравоохранения планирования семьи включает предотвращение нежелательной беременности, свободный выбор количества и времени рождения детей в зависимости от возраста и здоровья родителей.
Сам термин «планирование семьи» предусматривает те виды деятельности, которые имеют целью помочь отдельным лицам и супружеским парам достичь определенных результатов, а именно: избежать нежелательной беременности; родить желанных детей; регулировать интервалы между беременностями; выбирать время рождения ребенка в зависимости от возраста родителей и состояния их здоровья; определить число детей в семье.
Однако, именно искусственное прерывание беременности является первопричиной нарушений детородной функции и бездетности семей (22 процента), тяжелых воспалительных процессов половых органов (30 процентов), осложнений беременности и родов, которые нередко приводят к смерти или повреждения здоровья новорожденных, а также обуславливают экономические убытки от временной потери трудоспособности, связанной непосредственно с абортами и осложнениями после них.
Как видим право женщины на аборт связано с правом на планирование семьи, которое включает в себя право на предотвращение нежелательной беременности. Право на предотвращение нежелательной беременности является комплексным понятием и включает в себя в том числе, помимо методов контрацепции и осуществления аборта.
В Декларации о медицинских абортах (далее – Декларация), принятой в Осло в 1970 году, указано на первый этический принцип, предъявляемый к врачу, это уважение к человеческой жизни с самого его начала. Обстоятельства, при которых жизненные интересы матери сталкиваются с жизненными интересами нерожденного ребенка, порождают дилемму и задают вопрос, должна умышленно прерываться беременность, отмечается в Декларации. Разнообразие отношений к этой ситуации возникает из разнообразия отношение к жизни нерожденного ребенка. Это сфера личных убеждений и совести, которые необходимо уважать. Как видим, Декларация ставит вопрос о соотношении прав матери и прав ребенка, однако ответа на этот вопрос не дает, относя все на усмотрение матери.
Согласно Декларации, если аборт разрешен законом, эта процедура должна быть выполнена врачом соответствующей квалификации при условии выполнения определенных требований: определение отношения к этому вопросу и правил его решения в данном государстве или общине лежит вне компетенции медицины; врачи должны лишь обеспечить защиту своим пациентам и отстоять собственные права в обществе. Однако, если врачу не позволяют назначать и выполнять аборт его убеждению, он может отказаться от этого, обеспечив предоставление медицинской помощи квалифицированными коллегами. Но об этом, во-первых, знают не все врачи, а во-вторых, на месте работы иногда искусственно создаются условия, при которых врачу приходится пренебрегать своей совестью.
Право на контрацепцию утверждено Положением о праве женщины на применение противозачаточных средств (принято сорок шестой Генеральной ассамблеей Всемирной медицинской ассоциация в сентябре 1994 г.): применение противозачаточных средств может предупредить преждевременные смерти женщин в связи с причинами, связанными с нежелательными беременностями ; правом женщины является осуществление индивидуального выбора по применению средств контрацепции, женщины должны иметь доступ ко всем медицинским и социальным службам, касающиеся планирования семьи. Сама контрацепция абортивного характера является тем же абортом, ( медикаментозным на ранних сроках, или механическим – спираль) так как фактически не препятствует зачатию, а приводит к гибели уже оплодотворенной яйцеклетки и осуждена различными религиозными (христианскими) конфессиями.
До недавнего времени в большинстве стран считалось любое искусственное прерывание беременности преступлением против жизни неродившегося человека и против Бога. Практически во всех странах остро обсуждается моральная сторона проблемы абортов. Схематично мир можно разделить на два лагеря: «за жизнь» и «за выбор» («pro-life» – «pro-choice»).
Как известно, сторонники движения «за жизнь» придерживаются мнения, что жизнь человека начинается с момента зачатия, а не рождения, и поэтому следует защищать права эмбриона наравне с другими людьми, включая, естественно, право на жизнь. С этой точки зрения аборт рассматривается как убийство. В лагере «за жизнь» – большинство религиозных организаций (с небольшими расхождениями во взглядах на сроки беременности, из которых эмбрион рассматривается как самостоятельное лицо).
Движение «за выбор» считает, что женщина должна иметь право на свободное самостоятельное решение относительно своего будущего, своего здоровья, у нее должен быть выбор – родить ребенка или прервать беременность; право на аборт рассматривается как одно из фундаментальных прав человека. Если аборт законодательно запрещен, а беременная женщина не хочет рожать ребенка, его ничто не остановит от поездки в другую страну или, если средств на такую ​​поездку не имеет, от обращения в нелегальных услуг в своей стране, что подвергает опасности ее здоровье. Кроме того, активисты «за выбор» подчеркивают, что не существует 100%-эффективной контрацепции.
Сторонники легализации абортов настаивают на наличии у женщины права на неприкосновенность частной жизни: аборт – это личный выбор женщины. Женщина имеет право принимать решения относительно своего тела. Вопросы, связанные с деторождением, должны быть исключительно частным делом человека. Организации, защищающие права женщин, считают право на искусственное прерывание беременности одним из фундаментальных прав человека. Поскольку, по их мнению, подобное решение должна принимать сама женщина, а не правительство или политики. Причем как сторонники разрешения абортов, так и их противники обосновывают свои требования тем же правовыми ценностями, правами человека, которые необходимо защищать.
Соответствии с правом на охрану здоровья – каждый может распоряжаться им по своему усмотрению. Государство вмешивается только в том случае, когда поступки гражданина представляют опасность для общества. Так, во всех странах действует санитарное законодательство, направленное на борьбу с инфекционными заболеваниями. Оно предусматривает различные правовые запреты, ограничения и меры ответственности за нарушения. Касательно абортов, можно провести параллель, так как увеличение количества абортов приводит к росту бесплодия, онкозаболеваний, что в дальнейшем пагубно скажется на демографической ситуации в стране.
В прошлом веке в медицине Европы произошло изменение во взглядах на критическую ситуацию «или мать, или ребенок», и большинство медиков склонилась к мнению о спасении жизни матери. В США тогда же возникло общенациональное движение против абортов, а американские врачи доказали, что плод имеет душу с момента зачатия, а не с момента ощущения матерью его движений. Аборты были запрещены, кроме тех самых случаев спасения жизни женщины.
На сегодня большинство государств мира закрепляют в своем законодательстве разного рода ограничения на аборты. Среди них, например, обязательный период ожидания (то есть, женщине дается время, чтобы пересмотреть свое решение), согласие супруга или отца будущего ребенка, разрешение особых органов, надзирающих (например, медицинских и \ или социальных служб) и другие.
Юридическая легальность абортов означает моральную приемлемость их для подавляющего большинства населения. Закон, не ставит практически никаких препятствий для аборта, подталкивает женщину к легкому и бездумному выходу из ситуации, которая хоть чем-нибудь осложнена беременностью. Законодательное закрепление ограничений на проведение абортов, определенных условий для проведения легальных абортов будет означать, что государство, законодатель не считают аборт морально нейтральным, что аборт не только опасен для здоровья матери, но и морально неприемлемый для семьи и для общества.
Аборт – это любое прерывание беременности. Он может произойти самопроизвольно, под влиянием различных причин – заболевание, недоразвитых половых органов и др.. Такой аборт называют выкидышем. Аборт может быть искусственным, в этом случае употребляется другой термин – искусственное прерывание беременности. Искусственный аборт – волевое действие матери. Сам искусственный аборт делится на законный (безопасный), который осуществляется в соответствии с требованиями законодательства и незаконный (опасный, криминальный, может осуществляться самостоятельно, в медицинском учреждении, с помощью лиц, не имеющих право на его осуществление, или вне медицинского учреждения). Соответственно и отношение с позиции международного права к различным видам аборта разное. Однако не существует гарантии, что безопасный аборт не повредит организму женщины.
В Европейских странах поддерживается снятия мероприятий для проведения безопасного аборта. Так, Парламентская Ассамблея приглашает государства-члены Совета Европы гарантировать эффективное использование женщинами их права на доступ к законному аборту без риска.
В Европе, как и в других частях мира, вопрос об абортах часто становилось предметом споров, поскольку оно связано с моральными, политическими и религиозными аспектами, а также со здоровьем и правом. Хотя Европейский Суд по правам человека не рассматривал еще ни одного дела об абортах, Комиссия пришла к выводу о том, что признание безусловного права утробного плода на жизнь противоречило бы содержанию и целям Конвенции (Заявление № 8416/78). Однако Комиссия признала, что государство может устанавливать определенные ограничения при осуществлении права на аборт, не нарушая при этом помещенного в статье 8 права беременной женщины на частную жизнь (Брюггеманн и Шойтен, Доп. Ком. От 1977 г. В этом деле Комиссия намеренно оставила открытым вопрос о правах утробного плода). В отличие от статьи 4 Американской конвенции о правах человека, в статье 3 Конвенции не определяется, что жизнь начинается с момента зачатия, и на это следует обратить внимание.
Ряд государств до сих пор официально не предоставили женщинам право на искусственное прерывание беременности. Так, Мальта не признает прерывание беременности ни при каких условиях; Ирландия, Андорра, Сан-Марино и Монако допускают аборт только в случае угрозы жизни беременной женщины. В Польше, Кипре и Испании производство аборта разрешено с целью защиты жизни, физического и психического здоровья беременной женщины, а также в случае изнасилования, инцеста или аномального развития плода. В Великобритании, Финляндии, Исландии и Люксембурге, помимо вышеперечисленных условий, аборт законодательно разрешен по социально-экономическим основаниям, которые, правда, трактуются достаточно широко.
Итак, резюмируя вышеизложенное, относительно права на аборт как ограничение права на жизнь нерожденного ребенка, можно отметить, что в большинстве государств аборт выступает как нарушение прав человека в случае его нелегального проведения (криминальный аборт), как ограничение, нарушение права на жизнь – в случае его легального производства, поскольку речь идет и о праве матери на частную жизнь и о ее свободе распоряжаться собственным телом, хотя фактически эмбрион не является частью тела женщины. Законодательная допустимость, не установление четких критериев ограничений на проведение аборта (как в Украине) приводит к увеличению их количества и угроз, связанных со здоровьем женщины и в будущем ребенка, которого родит женщина, которая сделала аборт.

УДК 341. 321
Гончаренко Е.Н.
кандидат юридических наук, доцент
Национальный университет биоресурсов
и природопользования Украины

Комментирование закрыто